Новые поступления

Популярные статьи

Человеческий фактор.Политика

Человеческий фактор.Политика

В четвертой части книги фокус переносится с управления проектами на влияние человеческого фактора. Здесь я обращаю внимание на то, что ПО создают люди, и поэтому важно понимать, что мешает мотивировать их, а что помогает.
Глава 13 «Политика» посвящена жгучей теме. Инженеры, как оказалось, в целом неприязненно относятся к вторжению этого нетехнического элемента в их личное рабочее пространство. Я пришел к выводу, что особой чувствительностью в этой сфере обладают инженеры-разработчики ПО.
В главе 14 «Переговоры» я непосредственно обращаюсь к теме общения с разработчиками ПО. Существует неявный «протокол», помогающий избежать трений и разного рода недоразумений.
С тех пор, как Трейси Киддер (Tracy Kidder) ввел в своей книге «The Soul of a New Machine» (Душа новой машины) понятие «signing-up» (получение согласия), оно стало одним из главных элементов нашей отрасли. В главе 15 «Получение согласия» я попытался изучить подлинный смысл принятия на себя обязательств.
Наконец, в главе 16 «Вознаграждение» я затрагиваю щекотливую тему оплаты труда. Большинство моих знакомых, связанных с разработкой ПО, зарабатывают себе этим на жизнь, поэтому тема вознаграждения для них весьма актуальна. Многие менеджеры программных проектов чувствуют, как их сковывают политические интриги и вопросы оплаты, навязанные им отделами по управлению персоналом. Затронуты и другие общие и оригинальные идеи, касающиеся этого предмета.
В этих главах я снова делаю попытку показать, что отличает друг от друга тех, кто связан с разработкой ПО, и способы эффективного взаимодействия с ними, учитывающие эти отличия.
Политика.
В главе 8 «За дверь его!» я говорил о налаживании процесса периодической сборки. Некоторые менеджеры программных проектов, читавшие ранние версии этой главы, пеняли мне, что я недостаточно осудил «политиканство» как один из главных неблагоприятных факторов. Из этого я сделал вывод о том, что роль политики неправильно понимают не только в разработке ПО, но и в управлении техническими организациями в целом.
Почему политика представляет собой такую чувствительную субстанцию? Раз уж она существует, то можно ли с ней как-то разобраться?.
Большинство встречавшихся мне менеджеров программных проектов придерживалось в данном вопросе прямо противоположных подходов. Одна часть считает, что политика - это отрава, и стремится выкорчевать в своей организации все, от чего хоть немного попахивает «политикой». Такой квазирелигиозный пыл - явление по-своему нездоровое. Другая часть делает вид, что никакой политики не существует вовсе. Конечно, от того, что ее игнорируют, она никуда не исчезает, и они пытаются справиться с тем, что они же стараются представить фикцией. Неудача ждет и тех, и других.
Конечно, всякий разумный подход к этой проблеме предполагает, что сначала мы примем общее определение самого этого слова. Без общего рабочего словаря мы далеко не уедем. Поэтому прежде чем заняться этой противоречивой темой, я определю некоторый контекст.
Контекст.
Когда мы начинаем разговор о таких аспектах человеческого поведения, как «политика» или политический процесс, то вступаем на минное поле культурных различий. Короче говоря, приемлемость или неприемлемость того или иного поведения оказывается разной в различных культурных контекстах. Поведение, которое в одной культуре проходит по грани дозволенного, в другой культуре может считаться настолько возмутительным, что там вы его никогда и не встретите. Когда далее в этой главе пойдет речь о «хорошей политике» и «плохой политике», будет иметься в виду норма, принятая в Северной Америке, и даже в этом случае она может иметь локальные оттенки. Некоторые из описываемых типов поведения могут оказаться более или менее приемлемыми и в европейском или азиатском контексте. Я буду также говорить об особом отношении к политическому процессу технических специалистов (и организаций, в которых они работают), которое, по моему мнению, выходит за рамки национальных или культурных границ. Я подметил некоторые общие тенденции, не зависящие от географии и культуры.
Высоко квалифицированные технические специалисты нередко испытывают отвращение к политике и политическим деятелям. Я не психолог, но причина, по-моему, в том, что они считают технические проблемы точными (черно-белыми), тогда как политика - это сфера неупорядоченная (характеризуемая оттенками серого). Благодаря своему образованию и подготовке ученые и инженеры в своей работе придерживаются акцентированного аналитического подхода, нацеленного на решение задачи и основанного на «базовых принципах» и применении данных в ходе различных индуктивных и дедуктивных процедур. Часто это позволяет находить изящные и законченные решения. А поскольку многие технические менеджеры вышли из рядов ученых и инженеров, они прихватили с собой не только их мощный инструментарий, но и свойственную им предвзятость.
В политике очень значителен элемент неопределенности, что часто вызывает у технических специалистов ощущение тревоги. Это вынуждает их как бы «играть на чужом поле», где они чувствуют себя в невыгодном положении, поскольку их технические знания приносят мало пользы. Напротив, опытные менеджеры привыкли не смущаться неопределенностью и достаточно легко ее переносят.
Возможно, это чрезмерное упрощение, но можно достаточно уверенно утверждать, что технические специалисты предпочитают решения, продиктованные только технической целесообразностью или хотя бы какимто сочетанием технических и деловых целей. Чему они противятся, подчас яростно, - так это махинациям во время различных дискуссий и переговоров, связывая их с низостью и недостойностью человеческого поведения и считая, что при этом часто преследуются личные и карьерные соображения. Технические специалисты готовы заклеймить любые такие действия как «политику» и, обобщив их подобным образом, придать им очень негативный оттенок.
Однако политика, какова бы ни была ее истинная сущность, не исчезнет лишь оттого, что она вам ненавистна. Наши желания и реальность это совсем не одно и то же. По иронии судьбы некоторые рассматривают преодоление разрыва между тем и другим уже как некий политический процесс.
Я считаю, что тот, кто работает с людьми, неизбежно столкнется с политикой. Все люди думают по-разному, и политический процесс необходим для примирения различных мнений. Поэтому не будем осуждать политику, а попробуем разобраться в этом эффективном средстве разрешения неизбежных разногласий.
Определение.
Отметим, что слово «политика» обозначает один из видов человеческой деятельности, таких же как «плотницкое дело», «игра на сцене» или «хирургия». И нам необходимо определить соответствующий термин. Политический процесс - это действия, с помощью которых вы добиваетесь, чтобы некое лицо или группа лиц выполнили то, чего вы от них хотите. Но эта краткая формулировка охватывает гораздо более сложный круг понятий.
Следствием политического процесса является принятие двумя или более людьми единого курса действий. Обычно у каждого человека, участвующего в политическом процессе, есть личный план, не совпадающий с общим планом группы или личными планами других участников. Именно в результате политического процесса этот личный план становится общеизвестным (в условиях свободы слова), обсуждается и принимается путем голосования (в условиях демократии) либо реализуется без каких-либо дискуссий (если авторство плана принадлежит монарху). В любом случае участник политического процесса стремится к тому, чтобы группа приняла его план.
Кстати, лидеры и менеджеры эту задачу и решают - они добиваются от других людей, чтобы они сделали то, что им требуется. Но вы, вероятно, и сами это уже заметили.
Обратите также внимание, что можно пытаться убедить людей сделать как хорошее, так и плохое дело, но к нашему обсуждению это не имеет отношения. Вы, скорее всего, уверены, что стараетесь заставить их сделать доброе дело, но это, разумеется, ваша личная позиция. Сколь бы ни были оправданны ваши цели, кто-то другой вполне может считать их ложными, дурными, ошибочными и даже злонамеренными.
Три сценария.
Если же вы из тех, кто находит, что не создан заниматься политикой, попробуйте взглянуть на это дело с другой стороны. Достаточно рассмотреть всего три случая.
1. Вы король.
Может показаться, что в этом случае политика вообще не нужна. Упрощенно можно представить себе, что деспот, даже если он благодушен, заставляет вассалов выполнять свою волю, что они и делают беспрекословно. Если появляются какие-то политиканы, вы подвергаете их удушению, несогласные рабы кончают жизнь в потайных подземных темницах,
и заниматься какой-либо политикой не надо. В бизнесе эквивалентом является увольнение всякого, кто проявит политические интересы.
Но это чрезмерное упрощение. Даже королям приходится обеспечивать себе поддержку среди ближайших советников, чтобы сохранить за собой власть. Неспроста сегодня осталось так мало неограниченных абсолютных монархий. Если вы действительно самодержец и стремитесь к полному контролю в своем царстве, то можно на какое-то время отстранить от себя политику. Просто в современном мире такая стратегия не может быть разумной, жизнеспособной и долгосрочной.
2.
Вы не король.
Тогда у вас два варианта: убедить короля сделать то, что вам нужно, либо объединиться с другими вассалами, чтобы поспорить с королем или сбросить его с трона. Отмечу, что обе альтернативы предполагают наличие политического процесса. Определение политического процесса можно найти чуть выше.
3.
Короля нет.
Это бывает в организациях, где отсутствуют сильные лидеры. Можете даже назвать это зарождением демократии. В такой ситуации люди должны собраться и решить, что делать, потому что никто не придет и не даст им указания. Обычно люди придерживаются разных мнений, поэтому мы снова вынуждены принимать решение путем достижения согласия (тоже политический процесс).

Можно соглашаться или нет с тем, что технические организации представляют собой «демократии» (все мы знаем менеджеров, которые с этим решительно не согласны!), но важно помнить, что мы существуем в рамках культуры, в которой весьма поощряется активность всех ее членов. На практике самыми сильными оказываются такие компании, которые объединяют таланты всех своих членов, поощряя свободный обмен идеями. Конечно, было бы желательно создать среду, благоприятную в смысле доверия
такую, где существует высокая степень доверия между работниками всех уровней, где царит интеллектуальная честность и где существует минимум политики. Но мы только что показали, что без политики не обойтись ни в одной организации, и технологические компании не исключение. Как же справиться с этим очевидным парадоксом?.
Политика неизбежна, но...
Почти в каждой организации в какой-то мере присутствует политика. Для деятельности Палаты представителей и Сената политический контекст и связанные с ним торговые сделки являются основополагающими. Но, как я уже отмечал, когда дело касается технологических компаний, большинство их членов хотели бы свести политический контекст к минимуму. Почему?.
Ответ прост. Технические проблемы невозможно решить путем политического компромисса. Если для решения проблемы предлагаются два подхода и с технической точки зрения один из них осуществим, а другой вызывает смех, то никакой политический компромисс здесь невозможен. Представьте себе такую абсурдную ситуацию: одна «партия» предлагает строить сплошную плотину, а другая - перфорированную, наподобие швейцарского сыра. Политический компромисс, при котором в плотине оставляют одну или две бреши, не имеет никакого смысла.
Большинство людей сразу понимает, о каких проблемах говорится в предыдущем абзаце, но так бывает не всегда. Мне приходилось встречать разумных во всех других отношениях людей, которые наивно пытались выполнять роль посредников между компетентными и некомпетентными людьми, придавая одинаковую важность идеям тех и других. Это бесполезное занятие, которое раздражает обе стороны и может удручающе подействовать на действительно компетентных людей. Да, можно заявлять, что «каждый имеет право на свое мнение», но технические специалисты знают, что не все мнения одинаково компетентны.
Другим, более тонким, вариантом политической ловушки для технических организаций является «бартер». Часто в политическом процессе стороны заключают сделку: вы уступаете в одном, а я - в другом. Каждый одно очко выигрывает, а другое проигрывает. Этот способ выхода из тупика встречается чаще всего.
Должен сказать, что в технологических компаниях такой способ часто тоже оказывается неприемлемым. Если требуется соорудить две плотины, то опять-таки бессмысленно строить плотину A согласно философии «цельности», а плотину B - руководствуясь философией «дырчатости». Одна плотина будет держать воду, а другая нет. Вот и все.
Ошибочен также вариант, в котором заблуждающаяся сторона получает право осуществлять свои идеи в какой-то другой области. Например, если решение о строительстве сплошных плотин принимается ценой политического компромисса, в результате которого «дырочникам» отдается на откуп создание каких-то других сооружений, например крепостей, то это плохое решение, ставшее результатом «политических игр».
Конечно, выбор, который приходится делать на практике, не всегда столь очевиден. Если бы всегда приходилось выбирать лишь между «сплошными» и «дырявыми» плотинами, жизнь была бы намного проще. Часто провести различие между двумя или более вариантами не так легко, а технические проблемы могут быть очень неясными. В таких ситуациях каждая из сторон бывает не готова допустить, что и у противоположного подхода есть некоторые достоинства. Часто технические вопросы отступают на задний план, и дискуссия вырождается в политическую. Как правило, это скверная ситуация.
Когда обстановка политизируется.
Каково же законное место политики в технологической компании? Следует признать, что чисто технические задачи должны решаться технически. Как только задача выходит за рамки технической области, она попадает в область политики. К сферам, где вмешательство политики обоснованно, можно отнести маркетинг, удовлетворение запросов клиентов, влияние на бизнес и т. п. Поскольку в этих областях труднее определить объективные технические критерии, то необходимы дискуссии, в том числе политические.
Однако политика бывает хорошей и бывает плохой. Политологи, конечно, не согласятся со мной. Для них все методы в каком-то смысле более или менее эффективны, и они не любят делать субъективные оценки. Мое разделение на категории они могут счесть наивным, но я считаю его полезным. Рассмотрим поближе, что такое «хорошая политика» и «плохая политика».
Хорошая политика.
Следующиеприемы можно считать допустимыми и оправданными в политическом процессе:.
• Просвещение.
• Убеждение.
• Достижение согласия.
• Поиск фактов.
• Интеллектуально честные дискуссии.
• Определение общих интересов.
• Обнародование тонких и скрытых обстоятельств.
• Поиск компромисса.
• Совместное рассуждение.
Подобную политику мог бы поддержать Платон. Замечено, что в организациях, где старательно добиваются консенсуса, решения обычно реализуются более гладко, потому что различные фракции собираются вместе и, приводя свои доводы, вырабатывают общее решение. Такая процедура фактически «рекламирует» идею, и окончательное решение оказывается более привлекательным для участников, чем оно могло быть в отсутствие действий, нацеленных на достижение согласия.
Между прочим, я с гордостью отмечаю, что для ранней культуры Rational Software было очень характерно уделять большое внимание достижению консенсуса с целью выработки хороших решений. Несколько позднее нам пришлось перейти к «поиску соглашения в условиях ограничений по времени», когда при невозможности достичь консенсуса к некоторому заданному моменту решение принималось проще и менее демократично, чтобы не задерживать работу, это делал менеджер. И даже в этом случае времени, в течение которого происходил поиск соглашения, обычно было достаточно для оглашения всех альтернативных точек зрения.
Нейтральная политика.
Следующие формы поведения представляют собой спорную область. Кто-то допускает их в качестве законных элементов политического процесса, кто-то питает к ним отвращение. Отнесу их к «нейтральной» категории это единственное субъективное мнение, которое я себе здесь позволю:
• Лесть.
• Насмешка.
• Лоббирование.
• Проволочки.
• Отвлечение внимания.
• Позиционирование.
• Отказ всегда говорить всю правду.

• Ты - мне, я - тебе.
• «Жульничество».
«Ты сделаешь для меня это, а я сделаю для тебя то» - в принципе это означает отдать одно очко, чтобы выиграть другое, что в начале этой главы я назвал «бартером». То, что один считает политической сделкой, другой назовет разумным компромиссом. Поэтому такой тип поведения я поместил в пограничную зону.
Плохая политика.
Не тратя много времени на нейтральную зону, я перехожу к таким аспектам политического процесса, которые большинство людей считает отталкивающими и «переходящими границы допустимого»:.
• Намеренная ложь.
• Подкуп.
• Запугивание и угрозы.
• Подкопы, заговоры, интриги.
• Личные выпады, оскорбительное поведение.
• Обструкция.
• Обсуждение мелких вопросов с целью истощить время и терпение.
• Тайные намерения.
• Взятие на себя обязательств сделать то, чего в действительности вы делать не намерены.
• Взятие на себя обязательств не делать того, что в действительности вы намерены сделать.
• Обращение к начальству с целью сорвать процесс.
• «Цель оправдывает средства» или «В любви и на войне все средства допустимы».
Иногда такого рода политику называют «маккиавеллиевской». Это очень несправедливо по отношению к Маккиавелли, который сказал и много другого - помимо того, что «цель оправдывает средства».
Если вы столкнулись с плохой политикой, значит, вы вступили в отношения с людьми, для которых политика - это не просто дополнительное средство решения задач. Вы имеете дело с людьми, для которых политический процесс сам по себе является главным занятием. Этим людям важнее победить (с помощью политики или иных средств), чем выполнить свою задачу. У них извращенные приоритеты, и потому они наносят вред организации. Если вы добрались до последней стадии, которая в сущности означает «в поножовщине нет никаких правил», значит, вы зашли слишком далеко.
Соответствие между представлениями инженеров и обычнъми представлениями.
Проблема пограничной зоны в том, что многие технические специалисты тяготеют к самому верхнему краю спектра честности. Поведение из промежуточной зоны они часто относят к категории плохой политики. Например, отказ всегда говорить всю правду формально означает ложь, тем не менее одни допускают здесь разные оттенки, а другие видят только два цвета - черный и белый. Трудно создать среду с высокой степенью доверия, когда поведение слишком часто попадает в пограничную зону. Поэтому не удивляйтесь, если в разговоре с инженерами и техническими менеджерами обнаружите, что они сваливают «нейтральную (пограничную) зону» и «плохую» политику в одну кучу, презрительно называя ее «политикой», а категорию «хорошей» политики характеризуют как «лидерство» или «правильное управление». При этом весь мир становится чернобелым, и всякая политика в нем оказывается злом. Поскольку с этого я и начал, то хочу теперь пояснить, что со всем этим можно разобраться, и остается лишь проблема эквивалентов в языке. При этом может оказаться полезной табл. 13.1.
Можно сказать, что вся эта глава направлена на то, чтобы примирить «общеупотребительное значение» с «инженерным соответствием». Это два разных мировоззрения, но если не разобраться в различных смыслах, которые придаются словам, могут возникнуть большие неприятности. Например, когда эти инженеры решат, что мы защищаем политику.
Таблица. 13.1. Соответствие политик
С точки зрения политолога
Общеупотреби¬.
тельное.
использование
Для инженеров и технических менеджеров
«Хорошая политика».
«Нейтральная.
политика».
«Плохая политика»
Все входит в политический процесс
Допустима.
Сомнительна.

Неприемлема
«Лидерство».
Неприемлема.
Неприемлема
Среда с высокой степенью доверия.
О среде с высокой степенью доверия я упомянул в контексте культуры, свойственной организации. Вероятно, следует подробнее об этом рассказать и объяснить, почему такая среда столь желательна.
В среде с высокой степенью доверия приняты следующие нормы:.
• Можно рассчитывать услышать друг от друга правду;.
• Можно рассчитывать на помощь коллег в любом деле;.
• Можно рассчитывать на то, что задачи всей организации каждый ставит выше личных или групповых задач;.
• Предполагается интеллектуальная честность во всех дискуссиях;.
• Предполагается ответственный подход к взятым на себя обязательствам: невыполнение обязательств рассматривается как злоупотребление доверием. Это предполагает наличие как доброй воли, так и компетентности.
Замечательное свойство среды с высоким доверием - ее чрезвычайная эффективность. Если есть доверие, меньше надобности в проверках. В результате меньшая команда может выполнить больше работы. Это все равно, что уменьшить трение в механизме: больше энергии пойдет на совершение работы и меньше - на выработку тепла. Обычно высокого доверия проще достичь в небольших и относительно однородных группах. По мере укрупнения команд, роста их распыленности и функциональности поддерживать атмосферу высокого доверия становится все труднее. По иронии судьбы потребность в ней неуменьшается, а сложность растет.
Атмосфера высокого доверия благотворна в любых организациях. И хотя в технологических компаниях она так же важна, как во всяких других (если только не более), установить ее там еще труднее. Если говорить о мировоззрении инженеров (см. табл. 13.1), то видно, что даже «нейтральная» политика отравляет атмосферу высокого доверия. Поэтому для создания в организации атмосферы высокого доверия придется повысить требования и запретить больше типов поведения из «пограничной» зоны, чем было бы допустимо в другой ситуации.
После работы в атмосфере высокого доверия испытываешь трудности, оказавшись в атмосфере с более низким доверием. Все инстинкты оказываются ложными, и доверчивый человек в среде с низкой степенью доверия легко становится жертвой политических махинаций и может пострадать. И наоборот, тем, кто пришел из атмосферы с низкой степенью доверия, важно, попав в среду с высоким доверием, научиться доверять другим: паранойю, поддерживавшуюся долгие годы, бывает трудно излечить. Эмигранты из бывшего Советского Союза рассказывали мне, что приспособление к американской культуре, которой в меньшей степени свойственно состояние «повышенной боевой готовности», представляло для них известную сложность.
Другиеразновидности плохой политики.
Помимо тех типов поведения, которые перечислены в разделе «плохая политика», могут встретиться и другие отрицательные типы. Я привожу их здесь, чтобы они не прошли мимо вашего внимания.
Существует такая особенно вредная форма политики, как нежелание «подчиниться». В каждом процессе за периодом обсуждения следует принятие решения. После этого «избирательные участки закрыты». После того как решение принято, все должны ему подчиниться.
Продолжать хныкать и агитировать за отклоненное решение после состоявшегося факта - плохая политика. Вместо того чтобы дать организации возможность двинуться вперед и реализовать решение, такая политика погружает ее в трясину обсуждения. Хуже того, отказ подчиниться подрывает структуру руководства, снова и снова оспаривая решения. Этот вид плохой политики следует безжалостно искоренять. Менеджеры должны со всей силой дать понять, что несогласным придется покинуть команду. Для здорового политического процесса это разумное условие.
Другой симптом плохого политического поведения - явное строительство империи. По-прежнему очень многих привлекают атрибуты и символы успеха: положение в организации, количество непосредственно и косвенно подчиненных сотрудников, объем финансирования и т. д. Организации, придающие чрезмерное значение таким статистическим символам, пожинают плоды своих трудов: поведение в них определяется системой вознаграждения. Если же, напротив, ваша организация поощряет оригинальность, вклад сотрудников, упорство в решении задач и т. д. независимо от должностного положения, то вы на правильном пути. В таких организациях прежний стиль поведения выглядит болезненным пережитком и может осуждаться господствующей культурой. Тот, кто упорствует в нем, просто относится к другой культуре - более политизированной и придающей вес мнениям в зависимости от места их автора в иерархии, а не от подлинной ценности. В организациях с атмосферой высокого доверия такое поведение в конечном счете должно быть отвергнуто, и если оно не изменится, то отвергнуты должны быть его носители, и чем скорее, тем лучше.
Наконец, существует проблема стиля, часто относимая к политическому поведению обычно негативного характера. Есть люди, любое взаимодействие с которыми превращается в преодоление препятствий: они всегда «напрягают» окружающих. Такие люди, как минимум, становятся обременительными и начинают отнимать силы у коллег: все уже понимают, что в общении с ними всегда приходится занимать «оборонительную позицию». Если я попытаюсь привести вам здесь соответствующий пример, меня точно привлекут к суду за клевету.
Но все поймут, о чем я здесь говорю, потому что в любой организации найдутся люди, которые вызывают раздражение именно таким поведением. С ними просто не хочется иметь дело. Постарайтесь сами не быть такими и удерживать других от такого поведения.
Резюме.
Политический процесс - это часть поведения человека и организации. Попытаться отстраниться от него - значит уступить позиции тем, кто захочет участвовать в этой игре. С точки зрения морали и логики несостоятельно сначала избегать политики из чувства отвращения, а потом жаловаться, что вас лишили всех политических прав.
Однако в качестве руководителей мы обязаны препятствовать вмешательству политики в чисто технические проблемы. Даже на государственном уровне мы иногда ошибочно позволяли политическим соображениям доминировать при принятии решений, неприемлемых в техническом отношении. Когда факты очевидны, нельзя игнорировать их, каковы бы ни были политические последствия. Не пытайтесь бороться с законами физики.
Если мы занялись политикой, то должны поощрять хорошую политику, как она обозначена в этой главе. Заметив признаки поведения, относящегося к «нейтральной зоне», надо проявить осторожность. А плохую политику необходимо искоренять и душить, предпочтительно с помощью давления, оказываемого коллегами.
Обычно плохая политика уродует весь процесс, допуская явно неэтичное и бесчестное поведение.
Обратите внимание, что даже действия из «нейтральной» или «пограничной» зон разрушают атмосферу высокого доверия. Преимущества атмосферы высокого доверия настолько высоки, что следует серьезно взвесить, стоит ли рисковать ей, разрешая приемы из «пограничной зоны».
Необходимо обеспечить, чтобы все политические процессы и переговоры завершались после «закрытия избирательных участков», чтобы принималось решение, команда подчинялась этому решению и все как один брались за его реализацию, прекратив всякие непроизводительные обсуждения.
Уже было сказано, что зло торжествует, когда хорошие люди ничего не делают. Если вы прибегнете к тому аргументу, что «все политики - коррумпированные негодяи», то я произнесу только два слова: Гарри Трумен. Трумен не разбирался в технике, но он был превосходным политиком и лидером.
Эта тема увела бы нас далеко за рамки данной главы, да и всей книги в целом. Но у меня постоянно вызывает беспокойство (полагаю, что обоснованное) то обстоятельство, что из-за нежелания разработчиков программ участвовать в процессе, рассматриваемом ими как политический, организация терпит значительный ущерб.
Но политические проблемы возникают не всегда. Многие разработчики предпочитают не участвовать в них, поскольку в прошлом мы осуждали их участие. Многие опытные люди отмечают, что менеджеры все равно ничего не слушают. Возможно, такая позиция несколько предвзята, но если мы требуем участия, то должны прислушиваться. И, разумеется, всегда необходимо отделять технические проблемы от нетехнических.
Разделить технические и нетехнические проблемы иногда очень просто. Как правило, что делать - это политическое решение, а как - техническое. Однако они могут быть взаимосвязаны. Например, время и ресурсы, необходимые для реализации некоторой функции (как), могут повлиять на решение о том, заниматься ей или нет, т. е. как оказывает влияние на что. Здесь важно иметь уверенность в том, что представленная инженерами оценка продолжительности работы сделана честно, а не под влиянием мыслей о возможных политических последствиях. В последнем случае вам грозят неприятности.
Но иногда даже умеющие слушать менеджеры сталкиваются с трудностями, как только пытаются сами открыть рот. О том, как разговаривать с инженерами, повествует следующая глава. Я озаглавил ее «Ведение переговоров», поскольку так этот процесс представляется обеим сторонам. Глава посвящена общению между людьми, занятыми разработкой ПО, в целом.